Cделать стартовой Добавить в избранное

  Поиск

Журнал о часах o'Clock.info. Новинки часового бизнеса, статьи об истории часовых компаний, советы покупателям часов, ответы на вопросы связанные с эксплуатацией и сервисным обслуживанием часов.

  Ключевое слово или фраза:

  Режим:

"AND" "OR"

Новости Часовые марки Библиотека Мастерская Покупателю Бизнес Форум Вернисаж Ссылки

Журнал о часах .info // Вернисаж // Кулуары // Интервью //

Жан-Клод Бивер - Серый кардинал Ля Шо-де-Фона

Человек, возродивший марку Blancpain, автор концепции «Omega My Choice», новый креативный директор Hublot, выпускник Лозаннского университета экономики, ценитель элитных вин и красивых женщин, 53-х летний Жак-Клод Бивер полон парадоксов. Он мало знает об устройстве часов, не является дизайнером или маркетологом, однако каждая его идея становится бестселлером часового рынка


Насколько я знаю, вы родились в Люксембурге, получили экономическое образование, и ничто в юности не предвещало у вас интереса к часовому искусству. Как получилось, что вы в итоге связали свою жизнь именно с этим бизнесом?
Вы знаете, очень интересный вопрос, тем более что почему-то об этом меня никто не спрашивает. Видимо, существует распространенный миф, что все, кто занимается швейцарскими часами, любят их с детства. Когда я бы студентом, я был хиппи, и мне нравилось путешествовать по диким местам с рюкзаком и палаткой. И как-то мы пришли с моей первой женой в маленькую долину, где была отличная природа, чистая вода, прекрасный воздух. Это была Valee de Joux. Нам все так понравилось, что мы решили там некоторое время пожить. И я стал наблюдать за местными жителями, большинство из которых занималось созданием часов. Они рассказывали мне об этом бизнесе, объясняли, как, что и зачем они делают, и я втянулся. Не сразу, конечно, медленно-медленно, мне вначале понравился этот край и пейзажи, потом люди, которые там живут, и уже только потом появился интерес к часам. Более того, я понял, что именно в этой области я сам могу придумать что-то оригинальное и новое. Тогда я попросил одного моего друга найти мне работу, связанную с часами, и он пристроил меня на Audemars Piguet. Это была моя первая работа в жизни, и с тех пор я занимаюсь только часовым бизнесом.

А как вы пришли к идее купить и возродить Blancpain именно в таком виде: сложная механика и скромный минималистский дизайн?
Идея формировалась у меня годами. Я не могу назвать точно момент, когда я четко представил себе, что и как хочу сделать. Ведь когда вы что-то делаете, вы не делаете этого в одиночку, вы используете чью-то помощь, советы, идеи, просто случайно услышанные мысли. Как женщина не может родить ребенка без некоторого участия со стороны мужа. Так что я бы назвал себя матерью Blancpain. Я действительно придумал и сформулировал такую концепцию брэнда, а потом многие люди ее развили. Для Blancpain я собрал все культовые идеи, которые людям нужны были в то время от часов: сложность, элитарность, нарочитая скромность, имидж «самой интеллигентной марки», которой не каждый достоин. В Blancpain было все, чего не хватало покупателям в других марках, чтобы самоутвердиться.

А вас сейчас волнует, что происходит с Blancpain?
Конечно, волнует. По двум причинам. Во-первых, я никогда не смогу забыть Blancpain. Если продолжать сравнение с матерью и дочерью, то для меня Blancpain сейчас – это взрослая дочь, которая вышла замуж и живет, например, в Японии. Я ее не вижу, но от этого не перестаю ее любить и волноваться за нее. А вторая причина более прозаична: если на Blancpain все в порядке, то я всегда могу говорить людям – это я, я возродил эту марку! И все будут восхищаться. А если дела у Blancpain будут плохи, то мне уже нечем будет гордиться. Но пока вроде мне не о чем беспокоиться.

А вы как-то участвуете в судьбе Blancpain сегодня?
Абсолютно нет. У компании новый директор – это Марк Хайек, и только он теперь может решать, что делать дальше, сохранять или менять мою концепцию. Как вы знаете, я больше не работаю на Swatch Group, я совсем покинул эту компанию, поэтому я не могу вмешиваться в ее дела. Конечно, если вдруг так случиться, что мы встретимся с Марком в кафе, и он неожиданно спросит у меня совета, я могу с ним обсудить дела Blancpain. Но пока этого не происходило.

В течение прошлого года ходили многочисленные слухи о том, чем вы собираетесь заняться, после того как покинули SwatchGroup. В том числе и о вашем желании объединиться с Франком Мюллером и основать вдвоем новую марку. Как вы можете это прокомментировать?
А никак. Зачем говорить о том, результат чего я не могу продемонстрировать?

Тогда почему вы в итоге остановились именно на Hublot?
Потому что Hublot – живое воплощение всего того, что я люблю в часовом деле. У этой марки есть очень четкая и ясная позиция в часовой иерархии, очень чистый дизайн и концепция. Корпус в форме иллюминатора (что следует из названия) и главная «фишка» – золото и каучук. Если вы знаете, Hublot была первой маркой, которая осмелилась объединить эти два материала, и с тех пор часы в 8-гранном корпусе из золота на каучуковом браслете стали ее «визитной» карточкой. Фактически, Hublot производит монопродукт. Итак, это компания, в основе которой лежит одна концепция, ясная и понятна, от которой можно отталкиваться. И при этом, это компания, которая находилась в глубоком сне, практически в летаргии. Все, что мне нужно было сделать – это разбудить марку. А это я умею делать очень хорошо.

И как сейчас идет процесс пробуждения?
Отлично! За этот год мы добились огромного прогресса, благодаря нашей новой коллекции Big Bang количество заказов в этом году увеличилось почти на 40%.

BigBang – модель очень роскошная, если не сказать вычурная. Вы думаете, это и есть то, что сейчас пользуется наибольшим спросом? Традиционная скромность больше не в почете?
Да, вы знаете, 20-30 лет назад, как я сейчас думаю, люди были более традиционными и простыми, им требовались ценности вполне понятные, те, которые они уже знали и считали проверенными. Сегодня появились новые клиенты, которым подавай что-то, чего раньше никогда не было: новую форму, новый цвет, новый механизм, новую рекламу. Но дело в том, что старые ценности и традиционные покупатели никуда от этого не делись. Возможно, несколько изменилось соотношение доли традиционных и экспериментальных часов на рынке: если раньше было 60% традиционных часов, то теперь 60% - экстремальных. Но дело в том, что иногда бывает очень трудно, особенно для уже устоявшихся брэндов скрестить традицию, то, что сделало их знаменитым, и эксперимент. Они хотят угодить и тем и другим клиентам, и не всегда получается что-то внятное. Хорошая идея так просто не рождается, для этого нужно сложение многих факторов, а не просто желание сделать что-то модное.

А как вам кажется, вы способны что-то создать интересное для современного потребителя? Ведь вы скорее относитесь к поколению традиционных создателей. Вы понимаете своего современного клиента и его нужды?
Конечно, понимаю! Именно поэтому я и получаю свою зарплату. Как вы думаете, в чем заключается моя задача, как креативного директора часовой компании? Я должен встать на место клиента, я должен выглядеть как клиент, думать как клиент, понять, какие часы я как клиент хотел бы иметь на руке. Если я не смогу этого сделать, мои часы просто никто не купит, я их сделаю только для себя. Я не обращаю внимания на собственные вкусовые предпочтения. Я должен представить себя своим собственным покупателем. И, мне кажется, я вполне могу встать на позицию современной молодой аудитории и понять, что им нужно.

А как вы узнаете, что попали в точку? Что нашли идею, которую можно запускать в производство, потому что она будет хорошо продаваться?
Слава Богу, никак. Я могу только надеяться. Когда я говорю, что встаю на место покупателя, я могу только воображать, что ему надо. Если бы мы могли читать его желания, как открытую книгу, рынок бы вообще перестал развиваться, все бы делали одно и то же. В какой-то момент у меня, правда, появилось ощущение, что рынок действительно пресыщен и наступает стагнация.

Может, это ощущение соответствует действительности?
Не думаю, что все так мрачно. Все-таки мой оптимизм подсказывает, что рынок далеко не заполнен. Появляется столько новых клиентов из Китая, Индии, Индонезии, Украины, Казахстана, и им явно пока не хватает часов. Конечно, с этими клиентами работать труднее, чем с европейцами. Во всяком случае, двадцать лет назад, когда мы работали в основном на европейском рынке, придумывать что-то было проще. Возможно, то, что происходит сейчас в часовом бизнесе – это как раз адаптация традиционных марок не столько под новых молодых клиентов, сколько под региональные вкусы и чужую культуру. И наибольшего успеха достигнут как раз те, кто сделает это наиболее удачно. Я понимаю причину вашего вопроса. Действительно, когда ты смотришь отстранено на всю выставку в Базеле, ты просто ужасаешься ее размерам и количеству компаний сегмента De Luxe. И если ты разумный человек, способный анализировать, то ты говоришь себе: «Боже мой, откуда их так много?! Столько турбийнов, столько усложнений, сколько бриллиантов. Слишком много! На что они рассчитывают?!». С другой стороны, ты, будучи разумным человеком, сразу себе и отвечаешь: «Их бы не было так много, если бы это было никому не нужно. Почему их так много – потому что этого требует рынок. Пока поток клиентов прибывает, марок никогда не будет слишком много». Давайте сравним ситуацию с машинами. Двадцать лет назад Rolls-Royce был королем в автомобильном мире, пределом мечтаний богатого человека, непоколебимым признаком богатства и статуса, конкурировать с ним могли один-два брэнда. Сегодня в том же ценовом сегменте, что и Rolls-Royce мы можем увидеть 20 автомобильных марок, и все относятся к классу De Luxe. И людям до сих пор мало. Я уверен, что если сегодня появится еще одна люксовая автомобильная марка, ей хватит места на рынке и еще останется. Тоже самое я бы применил и к часовому бизнесу.

Но если мы продолжаем тему параллелей, то вам не кажется, что с часовым рынком может в ближайшее время произойти ситуация, случившаяся на рынке французских вин: покупатели больше не хотят тратить деньги на дорогое бордо, когда можно купить чилийские, австралийские или калифорнийские вина, которые дешевле и не уступают по качеству. А французские производители, которые не могут изменить свои же правила игры, вынуждены требовать субсидии и специальные квоты от государства?
Давайте сразу оговоримся. Вино, как и часы, есть престижное, а есть – обычное. Если вы покупаете часы, чтобы узнавать время и вино, чтобы пить, вы, конечно, выберете дешевое чилийское, оно вкусное, и я ничего против него не имею. Но если приглашаете в гости партнеров, которые для вас важны, вы не будете их угощать дешевым вином, даже если сами не чувствуете разницу. Пока люди друг друга уважают, и существуют какие-то правила поведения в обществе, я считаю такие вещи как дорогие машины, дорогие вина и дорогие часы будут существовать. Как вы верно заметили, рынок французских вин действительно очень жесткий и консервативный, он не успел вовремя среагировать на изменения клиентского вкуса. Чего я бы не сказал о рынке швейцарских часов – сейчас он более гибок и оперативен, чем 20 лет назад.

Вы создали собственную независимую марку, потом долго работали в составе SwatchGroup, а теперь снова возглавляете независимую компанию. Как легче достичь успеха: если работать в составе группы или на самого себя?
Конечно же, в составе группы! Да, когда речь идет о локальных рынках и небольших отрезках времени, независимый брэнд может даже обойти марку, входящую в состав крупного концерна. Это как малолитражка и мощный автомобиль: на городской улице они вполне могут соревноваться и обгонять одна другую. Но стоит выехать на межрегиональную трассу, как мощная машина сразу скроется из виду водителя малолитражки. Другое дело: если ты работаешь в компании типа Swatch Group, то тебе хорошо, только когда ты первый или, на худой конец, третий. Как только ты становишься 95-м, можно считать, что ты вообще не работаешь. Есть люди, которых вполне такое положение устраивает, но я к ним не отношусь, поэтому я и ушел. Но я еще раз повторю: работать в группе проще, хотя бы, потому что ты имеешь меньше проблем с поставками, заказами и координацией работы. Это как покупать продукты в складчину.

Тогда зачем вообще нужны маленькие независимые компании? Не лучше ли всем объединиться или кому-то гордость не позволяет?
Дело в том, что сами концерны поддерживают существование маленьких независимых брэндов. Конкуренции они для них не составляют – когда я слышу, что независимая компания соперничает в чем-то с маркой, входящей в большую группу, вы должны понимать, что это только видимость. Они дополняют друг друга. Как большим пылесосом нельзя залезть в дальние углы комнаты, так и крупные концерны не могут охватить все сегменты рынка. Зато именно в эти углы и могут пролезть независимые производители. Поэтому крупным компаниям выгодно, чтобы они и впредь оставались независимыми, работали в своей нише и не пытались лезть на середину комнаты. У маленьких компаний тоже есть свой стимул сохранять свое положение: когда ты независим, ты можешь успешно работать в тех областях, куда нет ходу большому концерну.

В каких, например?
Pieces Unique, коллекционные серии, специализированные модели, профессиональные модели, модели, которые выполняются на заказ, возможность предлагать клиентам специальные сервисы и индивидуальную работу…

Подождите минутку, почему вы считаете, что это доступно только маленьким независимым компаниям? Например, JaquetDroz является частью SwatchGroup, а они изготавливают часы по заказу клиента, это их основная отличительная особенность сегодня.
А что такое Jaquet Droz в общей картине Swatch Group? Это маленькая, едва заметная марка, не играющая существенной роли в политике концерна. А почему она такая? Потому что она молода. Сейчас, пока она только-только появилась, она может позволить себе работать как независимый брэнд. Blancpain тоже когда-то была маленькой маркой, которая индивидуально работала чуть ли ни с каждым клиентом. Но если ты внутри концерна – ты растешь. И соответственно выходишь на середину комнаты, оставляя углы маленьким веникам.

И последний вопрос: как вы относитесь к перспективам Hublot на русском рынке?
Очень положительно. И знаете, почему? Потому что сегодня наше положение на российском рынке – нулевое. А все, что выше нуля, как вы знаете, уже является положительным, поэтому сейчас для нас будет приятен любой результат. А если серьезно, то мне кажется, что новая модель Big Bang – это как раз для российского рынка. Впрочем, время, как обычно, все покажет.

опубликовано в журнале "Часовой бизнес" №4 2005 г. 
06.08.2005

10.03.2007

Марк Александр Хайек: Крадут — значит ценят

Вы считаете BLANCPAIN классической маркой? Значит, вы не понимаете ее философию, считает президент компании Марк Хайек.

29.01.2007

Ник Хаек о результатах в 2006 году Ник Хаек о результатах в 2007

Оборот компании Swatch group в ушедшем году превысил 5 миллиардов. Что ждет компанию в наступившем году. Вашему вниманию предлагается с президентом компании – Ником Хайеком.

26.12.2006

Филипп Мерк (Maurice Lacroix): Только Билл Гейтс может позволить себе носить дешевые часы

Maurice Lacroix - одна из самых быстрорастущих швейцарских часовых компаний, имеющая всемирное признание и уважение настоящих ценителей. Но этого ей мало: сегодня Maurice Lacroix стремится завоевать сердца максимального количества русских поклонников.

23.10.2005

Филипп Мерк: Мое сердце принадлежит Maurice Lacroix

На состоявшейся в Москве презентации коллекций Masterpiece и Divina президент компании Maurice Lacroix Филипп Мерк любезно согласился ответить на вопросы журнала «Который час?»

28.07.2005

Николас Хайек – старший: "я по-прежнему все контролирую"

Всемогущая Swatch Group правит бал в часовом бизнесе. Николас Г.Хайек правит Swatch Group, а значит, это самый влиятельный человек в часовом мире.

05.04.2005

Интервью с Николасом Хайеком

31 марта 2005 - Biel, Швейцария – сэр Николас Хэйек, которому приписывают помощь при восстановлении швейцарской часовой промышленности, был руководителем Swatch Group до 2002 года. Он передал узды главного администратора своему сыну, Николасу Хэйеку младшему, а сам он продолжает занимать пост председателя правления Swatch Group и главного администратора и президента компании Breguet.

07.05.2004

Паскаль РАФФИ (BOVET): Что такое роскошь?

Удачливый бизнесмен и, можно сказать, «человек мира» Паскаль Раффи известен в часовом мире как один из страстных и состоятельных коллекционеров довольно давно. Однако шесть лет тому назад страсть к часовому искусству подвигла его на нечто большое, чем просто коллекционирование — он стал владельцем одной из самых элитарных часовых марок Bovet. Часы Bovet когда-то любили британские монархи и китайские императоры, но в последнее время марка переживала нелучшие времена, покуда не оказалась в собственности г-на Раффи, который блестяще возродил ее. Мы встретились с г-ном Раффи в Санкт-Петербурге, куда он приезжал на открытие салона Da Vinci.

16.10.2003

Стивен Уркхарт: Omega не боится Rolex…

О стратегических планах развития легендарного швейцарского брэнда Omega, о его месте в пирамиде Swatch Group, о достоинствах и проблемах революционного механизма со спуском Co-Axial и несравненных посланниках марки. Интервью с президентом Omega Стивеном Уркхартом.

20.09.2003

Тьери Натаф: Пришло время роскошных часов

Zenith - ведущий часовой брэнд мирового лидера товаров роскоши LVMH. Полностью переоборудовав на деньги концерна производство и радикально обновив дизайн часов, Zenith, ведомый президентом и СЕО Тьери Натафом, приступил к штурму вершин haute horlogerie.

24.03.2003

SEIKO - не только технологии

Два года тому назад произошла реорганизация Seiko Corporation, в результате которой часовое подразделение Seiko выделилось в самостоятельную структуру. О первых результатах работы Seiko Watch Corporation корреспонденту «Часового бизнеса» рассказал в эксклюзивном интервью президент SEIKO WATCH CORPORATION г-н Цутоми Митоме (Tsutomy Mitome).

14.01.2004

Выдающиеся деятели часовой промышленности последних десяти лет
История тех, кто занимался созданием часов, насчитывает, конечно, значительно больше десяти лет, но долгое время она вовсе не привлекала к себе внимания. Однако именно эти люди превратили часы в объект наших страстных желаний.

13.01.2004

"халтура" для топ-менеджера или…
Управление SWATCH Group согласилось удовлетворить просьбу господина Жана-Клода Бивера, члена исполнительного комитета управления Группой, и предоставить ему год отпуска.
Рейтинг@Mail.ru
Подписка на рассылку

Подпишитесь и узнавайте первым:

Новости и события из мира часов
Обзоры и премьеры новинок
Бонусы и скидки от часовых магазинов